Бренд Casamania — этакий ребёнок из семьи примерных родителей, желающий во что бы то ни стало жить по-другому. Эпатирующий, а то и вовсе крутящий фигу напуганным родственникам, пускающийся во все тяжкие, а потом внезапно понимающий, что протест иссяк, уступив место совершенно сложившейся, причём довольно гармоничной, картине мира.

История Casamania начинается даже не в 1984-м, когда бренд официально появился на свет, а за тридцать лет до того — с рождения родительской компании Frezza. Семейное предприятие с многолетними, как водится, традициями плотницкого дела сначала ударно трудилось на ниве домашних интерьеров, а затем стало специализироваться на мебели офисной, чем благополучно занимается по сей день. Было бы лукавством утверждать, что Frezza работает в махровой классической стилистике — характерная «дичинка», пышно расцветшая в творениях Casamania, то здесь, то там проглядывает и во вполне благопристойных офисных проектах старшего бренда, не принимая, впрочем, очертаний тех самых узнаваемых частей тела (кстати, дизайнеры очень любят восстанавливать справедливость, включая в строгие интерьеры Frezza акцентные предметы Casamania). Как бы то ни было, Casamania стала ультимативным ответом компании на годы офисного рабства, в момент рождения получив карт-бланш на дизайнерские и технические эксперименты.

web-bdmadrid_silla-alieno-casamania-2.jpg

Материалы для компании всегда стояли во главе угла, хотя глядя на уверенные формы мебели Casamania, последнее, о чём думаешь, — это технология их производства. Использование инновационных материалов было одним из программных пунктов бренда на момент его появления. И хотя сегодня технологиями сложно кого-то удивить, Casamania умудряется совершать открытия снова и снова, например, обрабатывать пластик таким образом, что он становится похожим то на металл (панельный декор Maria по дизайну Луки Никетто), то на человеческую кожу (один из вариантов кресел Him&Her Фабио Новембре). Закалённое стекло, в свою очередь, подвергается не меньшим нагрузкам, чем металл, а натуральное дерево и вовсе попирает законы физики, сгибаясь под немыслимыми углами. Результат — текучие или, наоборот, подчёркнуто геометричные формы, неизменно пополняющие словарь символов современного дизайна и коллекции мировых музеев актуального искусства.

web-p313578_2200_1515-2.jpg

Концепты фабрики описывают историю его взросления не хуже корпоративной хроники, а результаты нескольких последних лет явно заработали аттестат зрелости. Лаконичные фанерные кресла Maritime Бенджамина Хьюберта, прозрачный стеллаж Weave Чикаго Ибараки, напоминающий павлина шезлонг-ковёр Loop Софи де Вохт, научно-фантастический книжный шкаф Robox Фабио Новембре, трансформер Collerette студии Les M или серия Remember Тобиаса Юретцека — стол, стул и рама для зеркала из отработанной одежды — у руководства компании редкостный нюх на вещи-трендсеттеры. Что характерно, в последнее время Casamania отходит от эпатажных проектов в духе уже абсолютно культовых новембровских Him&Her, которые, в общем-то, и привели компанию к вершинам дизайн-славы, в пользу более флегматичных и экологичных решений. Так, кресло Raphia дуэта Lucidi Pevere, ставшее безоговорочным хитом 2013 года, соединяет лакированный металл и натуральный тростник — традиционный материал итальянских ремесленников. Сменился ли ветер тенденций или Casamania просто повзрослела, сказать сложно, но главное осталось неизменным: сегодня предметы бренда — это манифест совершенно определённого образа жизни, личности и философии, который покупатель с гордостью подписывает.

Рекомендовать друзьям