Константин Лагутин: «Российский дизайн — дизайн без опыта, опыта, который закрепощает»

17-20 апреля Клуб Промышленных дизайнеров впервые едет на Salone del Mobile.Milano в Милан. Едет с конкретной целью: показать, что в России сложился рынок промышленного дизайна. 30 локальных брендов (включая краснодарского участника клуба Сашу Кустря, Chevron Floors) представят на стенде предметы, которые уже продаются — и «являются шагом от концептуальных разработок и штучных образцов к малотиражному производству». HomeGuide пообщался с идеологом и сооснователем КПД Константином Лагутиным (Archpole) о том, как к российскому предметному дизайну относятся внутри страны и за ее пределами и почему подражание европейцам — путь в никуда.

Собственно о Милане: как сложилась эта поездка — и почему сложилась только на четвертый год существования КПД?

Надо понимать, что Клуб промышленных дизайнеров изначально ориентирован на то, чтобы создать конкурентоспособную среду для развития серийного дизайн-продукта в России, а не за ее пределами. Поэтому когда он появился, мы как организаторы — и лично как Archpole отстаивали позицию, что ехать в Европу бессмысленно. И были убеждены в этом до недавнего времени. Российский рынок настолько широк, не освоен, что важнее закрепиться здесь: делать дизайн для Перми, Красноярска, Владивостока…

Но полгода назад пришло понимание, что по отношению к отечественному продукту есть некий скепсис. В России любят посмеяться над собой. Любят сравнить высокотехнологичный европейский предмет с российским и сказать: «Ребят, вы вообще о чем? Где они, а где вы? Вы же отстаете на миллион лет». И мы поняли, что именно сейчас важно показать российской аудитории, что не время заниматься самоиронией. Не время говорить, как сильно мы отстаем. И мы не претендуем на то, что создали некую уникальность. Само понятие «российский промдизайн» очень молодое, в каком-то смысле провокационное — и по определению интересное. И к примитивизму можно относиться по-разному: со скепсисом или видеть в нем большое будущее. И да, в Милан мы едем, чтобы получить некое признание тех банальных предметов, которые создаем.

Archpole
Предметы по дизайну Archpole

Тем не менее в Милан едете, чтобы заявить о российском дизайнерском продукте как о продукте серийном. Означает ли это, что вы рассматриваете европейский рынок как потенциальную площадку для работы?

Нет, мы не едем в Милан с целью найти покупателя. Четко понимаем, что пока не готовы работать на Европу. И недавний опыт это подтвердил: был заказ из Лондона на 500 тысяч рублей, посчитали стоимость доставки: 700 тысяч рублей. Без шансов. Европа — это другой формат, другой масштаб.

Сейчас в Милан большинство участников клуба едет за вдохновением. Но вдохновением уже не на уровне «приехал и посмотрел», а «приехал, привез свою работу, сравнил с другими, пообщался на равных». Вдохновением, которое, как я рассчитываю, должно показать, что границ нет. В большей степени европейская оценка нужна для веры себя — чтобы продолжать дело, которое начали.

На российском стенде от каждого бренда будет по одному предмету. Какому именно, решится в том числе в результате народного голосования. Пройдите по ссылке, чтобы отдать свой голос.

Плюс рассчитываем показать то, о чем четыре года назад только мечтали. Презентовать продукт, который не просто живет в сознании узкой аудитории, а который уже нашел своего потребителя. Но, разумеется, мы не говорим о российском дизайнерском продукте как о продукте массовом: он не стоит еще в каждом доме, нет.

Кровать по дизайну Саши Кустря, Chevron Floors Chevron Future

 

Но к этому стремится? Вы как Archpole готовы выпускать серийный продукт? Ведь мы понимаем, что для этого нужны производства.

Проблема не столько в производстве. Будущее индустрии, как мне кажется, за маленькими фабриками. На одном небольшом, до 1000 кв. м производстве можно выпускать 10 тыс. изделий. И если таких производств будет сто, двести, тысяча и десять тысяч, будет и другой масштаб. Но есть другая проблема: в России не верят в дизайн. А верят, что можно взять чужую идею из Европы, доработать ее, упростить, удешевить — и продать российскому потребителю. Индустрия должна поменяться. Дизайн должен стать неотъемлемой частью любого производства, — вот тогда будет переворот.

WoodLed
Светильник по дизайну WoodLed

У европейцев какое отношение к российскому дизайнерскому продукту? Как Archpole вы не раз участвовали в крупных международных выставках, в частности, Maison&Objet. Наверняка сложилось представление, как они думают о нас.

На выставках шесть-семь лет назад наблюдали, что для европейцев российский предметный дизайн — что-то далекое, неведомое. Россию долгое время ассоциировали со страной, в которой напрочь отсутствует серийный предметный дизайн.

Но есть и другая сторона. Есть то, что нас отличает: российский предметный дизайн набирает обороты не по классической схеме. Он развивается не потому, что в нем появилась потребность, а потому что этого хотят сами люди — производители, которые ищут себе применение, профессию на всю жизнь. Они идут вне рамок, вне индустрии, создают образ дизайна вне логической цепочки. Российский дизайнер — человек придумывающий, производящий, продающий, осуществляющий логистику — и делающий все это в творческом порыве. Наш дизайн — дизайн без опыта: опыта, который закрепощает. И этот примитивизм — наше огромное преимущество.

анна харченко кпд
Кашпо по дизайну Анны Харченко

 

Абсолютно уверен, что путь российского дизайна не может быть последовательным, как у них. Мы отстаем в технологиях, знаниях — во многом. И если попытаемся подражать, то всегда будем на десятых планах. а если будем вне закона, будем болеть за свои идеи — то сможем создать нечто новое.

Ply
Барные стулья по дизайну Ply

Помню, как шесть лет назад на одной из зарубежных выставок на нас обратила внимание пожилая пара. Узнав, что мы из России, сказали: «Это то, что мы делали 60 лет назад». А через паузу добавили: «И именно то, к чему возвращаемся сейчас. Ручной труд, поиск, фантазия — самое ценное. В этом видим не индустрию, обслуживающую потребителя, а творчество».

Рекомендовать друзьям