Новый дом в Белореченске от архитектора Александра Фомина
александр фомин архитектор
Фото: Михаил Чекалов

Чем жилой отличается от живого? Примерно тем же, чем построенное здание от настоящего жилища. Архитектор Александр Фомин рассказывает, каким ему видится предназначение дома, на примере дома в Белореченске — «деревенского» и живого.

«Удивительно, но очень часто мы просто не знаем, каким должно быть наше собственное жилище. Листаем журналы, копируем соседей или просто теряемся в хаосе строительства. Есть много способов построить здание, но обрести настоящий дом можно, только пройдя долгий путь поиска. Этот путь не для ленивого ума — искать форму, не замыливая глаза спецэффектами, украшательством и избыточностью. И это шанс хотя бы на шаг приблизиться к настоящей гармонии, уловить предназначение дома — быть частью жизни, хранить в себе гармонию и оберегать живущих в нём людей и жить самому.

александр фомин архитектор

Чем должен руководствоваться архитектор при проектировании дома? Ничего нового — и выше я уже сказал об этом: стремлением подарить людям комфортное и красивое, гармоничное жилище. «Своё», созданное специально для них, которое может стать «родным». А это возможно, когда дом отвечает укладу жизни людей, их привычкам, представлениям о прекрасном. В нашем случае — желанию хозяев жить в деревенском доме. Другим определяющим для меня моментом была сложная форма участка, похожая, образно, на топор. И когда только начинал придумывать дом, я следовал собственному видению пространства, отталкиваясь от этих стартовых позиций.

IMG_4670

В итоге родился дом, который представляется простым, однако в действительности не так-то и прост. Он открывается не всякому: «прочитать» его смогут внимательные, думающие люди. Фокус в том, что со стороны улицы строение как бы закрыто от посторонних глаз. И кажется небольшим, словно сжатым. Нет традиционных, привычных признаков жилого дома. Понять, какой он на самом деле, можно, только когда дом впускает тебя — оказавшись внутри.

IMG_4694IMG_4700

Стоит пройти через своеобразный портал, как пространство расширяется, появляются воздух и свет. Дом раскрывается хозяину и гостю, он так устроен, что у него два лица: одно для тех, кто проходит мимо, и совсем другое для тех, кто в нем живет, кому рады в его стенах. Так что дом наравне с хозяевами владеет пространством, разделяет с ними их жизнь, их мировоззрение и привязанности.

IMG_4680Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

Простые формы, четкие линии, натуральные материалы и… загадка — дом как будто подсматривает за прохожими из укрытия. Конечно, это игра, невозможность устоять перед искушением сделать что-то необычное.

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

Как и человек, дом обретает свою уникальность при рождении. И всю свою жизнь может меняться; как и человек, он открыт к диалогу и по-своему капризно диктует условия декораторским замыслам. Быть может, сложнее всего было как раз дизайнеру Николаю Петрову, который оформлял интерьер предметами мебели и аксессуарами. Ему пришлось включаться в уже состоявшийся процесс — другими словами, Николаю необходимо было познакомиться с домом, понять, почувствовать, узнать историю его рождения. Без этого ничего не выйдет».

 

Интерьер

дизайнер Николай Петров
Дизайнер Николай Петров

«Каждый занимался своим делом: архитектор, дизайнер и, немаловажно, заказчик. И получившийся результат — заслуга большого количества людей, не двух и не трех. Когда впервые попал на объект, буквально прозрел. Ощутил на себе, что такое пространство, которое раскрывается: когда заходишь в дом и тебе сразу становится уютно.

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

На стенах — натуральная глина с многослойной лессировочной покраской. Керамическая плитка на полу в гостиной (она же использована в одной из ванных комнат) произведена итальянской семейной мануфактурой Nicolo Giuliano.

 

 

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

Отправные точки в оформлении интерьера были известны до того, как я приступил к работе, к примеру, цвет стен, потолков, кухни. Какие-то вещи, предложенные Сашей (Александром Фоминым. — прим. автора), меня настораживали. Куда это здесь?! Через время все элементы собирались в общий пазл, и я понимал: всё хорошо, всё к месту. После того как появилась разноцветная мебель, уже четко представлял, куда мне двигаться.

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

 

Мне нравится, что почти все работы — и строительные, и декоративные — выполнялись местными мастерами. И что наравне с дизайнерскими предметами именитых брендов вроде Riva 1920 и Eichholtz здесь есть вещи, сделанные моими „рукодельными“ товарищи или людьми, которых я просто знаю.

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин_MG_8862Архитектор Александр Фомин

 

Архитектор Александр ФоминАрхитектор Александр Фомин

Первое время я противился появлению в интерьере „архивных“ хозяйских вещей вроде сабли и натюрмортов. А потом понял, что чем быстрее дом обрастет подобными „артефактами“, тем лучше. Мы-то, дизайнеры, смотрим на всё это со стороны, как на картинку — эдакую белореченскую псевдо-Италию. Какая Италия, когда здесь живут русские люди!»

архитектор Александр Фомин и дизайнер Николай Петров

Александр Фомин: Во время строительства хозяйка наблюдала за всем происходящим, можно сказать, жила внутри процесса, но не вмешивалась. Такое случается редко, и я благодарен за такт и доверие. Вспоминаю, как волновалась: «примет — не примет дом», «моё ли это будет пространство». Волнение ушло, когда она заселилась в свой живой дом. Значит, мы все не зря старались.

Рекомендовать друзьям