Российский дизайн

Archpole

10446031_10153195519442678_8942232545258545855_o

У нас всё было просто: мы закончили МАРХИ и стали заниматься архитектурной практикой. Когда в работе над проектами дело дошло до мебели, мы столкнулись с тем, что никто не может сделать то, что мы в этот интерьер задумали. Сначала искали альтернативы, потом — производителей, которые могли бы сработать по нашим эскизам. Безуспешно. И в итоге подумали, почему бы самим её не делать. На тот момент мы только-только закончили институт, где постоянно макетировали, и навыки, в общем, были. Сначала пилили у себя на кухне, потом переехали в отдельное место.

Главная проблема — это отсутствие отрасли как таковой. Нет кадров для производства, нет менеджмента, нет ребят, умеющих нормально чертить. За всю историю «Архполя» к нам ни разу не пришел человек, который сказал бы: «да, я работал в аналогичной компании и умею делать то-то», — как это происходит, ну скажем, в ресторанном деле. Сложными были первые 4-5 лет, но сейчас пошла хорошая волна: мы закрепились, удержались, сколотили команду — словом, стали кораблем, который, может, кое-где и ржавый, но точно не потонет.

Российский дизайн необходим обществу. Сейчас у людей в России просто нет альтернатив: есть «Икея» и жесткий отечественный масс-маркет, не производящий ничего человеческого, интересного и одухотворенного. Обществу нужен дизайн. Оно само может этого и не понимать, но это, в том числе, задача дизайнера — объяснить людям, что дизайн им необходим. Наша практика показывает, что где бы мы ни появлялись — в «креативных» торговых центрах или более массовых — мы всегда находим своего потребителя. Да, может отличаться выбор вещей, тонкость вкусов, но они в любом случае востребованы.

Конечно, потребитель не до конца сформирован. И сейчас мы понимаем, что это огромная часть нашей работы: не только произвести мебель, но и внедрить её в общество, популяризовать. Понимает ли общество необходимость дизайна? Нет. Есть ли такая необходимость? Да. Вопрос в том, найдутся ли в нашей стране люди, готовые продвигать российский дизайн.

Суть в том, что если в России появится свой промдизайн, эта сфера сразу же перестанет быть недоступной. Сейчас есть дизайнерская IKEA, но она не дотягивает по качеству. Дизайнерские бренды, которые привозят из Европы, для большинства финансово непосильны. А нужен дизайн за доступные деньги — и эта ниша может быть заполнена нашими дизайнерами. Мы создали Клуб промышленных дизайнеров. Его идея — рассказать о накопленном опыте, о том, как реализовать идеи. Дизайн существует, но он, как архитектура в 1980-х, бумажный. Есть куча ребят с идеями, которые не воплощаются на практике. Первая выставка нашего Клуба так и называлась: «Мы есть!» Дизайн есть, задача — наконец его вытащить.

Archpole
 Москва, ул. Электрозаводская, 21; poleshop.ru 
Archpole
BIO-architects

BIO-architects_07

Производством мебели я начал заниматься ещё в школе. Мой отец, тоже архитектор по образованию, в самом начале перестройки открыл собственное мебельное производство, которое работает до сих пор, поэтому запах опилок мне знаком с самого детства. Сначала просто помогал по мелочам в цехе, потом подрабатывал столяром во время учебы в МАРХИ, затем был многолетний перерыв. В итоге я снова занялся мебельным производством, но уже делая изделия собственного дизайна и со своими производственными особенностями.

Начиналось всё на удивление легко. Первое мое производство было на «АрхФерме». Там совмещались коммерческие заказы и работы по благоустройству самой фермы, поэтому производство было загружено, а дизайн вытекал сам собой из обстоятельств — ограниченного бюджета, минималистичности и функциональности. Основные проблемы для меня всегда одни. Во-первых, до сих пор не хватает знаний в области технологий — а это я считаю основой промышленного дизайна. Во-вторых, есть вопросы с человеческим ресурсом — сложно найти профессиональных столяров и дизайнеров.

Думаю, конечному потребителю всё равно, чей дизайн покупать — «наш» или «их». У каждой вещи есть внешний вид, стоимость, качество и имиджевая составляющая, и если у российских дизайнеров эти показатели будут на международном уровне, то и продукцию их покупать будут с удовольствием. Другой вопрос, что у нас отечественный дизайн, можно сказать, только зарождается, и трудно конкурировать с иностранцами. Но мы над этим работаем!

Мы стараемся делать вещи только собственного дизайна, но иногда беремся и за реализацию больших объектов по чужим проектам. Так, недавно закончили работу над огромным офисом компании Action. Общий проект там делало другое архитектурное бюро, а мебельную часть мы разрабатывали совместно. Почти всегда отказываемся от частных заказов для квартир — просто не наш масштаб.

Мне интересно сотрудничество с дизайнерами в рамках разработки серийного продукта. Это моя давняя мечта — привлекать российских дизайнеров и архитекторов к проектированию, а потом производить эти вещи большими тиражами. Но пока не хватает пороху для того, чтобы довести этот проект до ума.

 
BIO-architects
Denis Milovanov

539155_623535121032669_1989034407_n

Окончив художественное училище по специальности «столяр-краснодеревщик», я какое-то время не работал по профессии. Несколько лет назад, гуляя в парке около дома, увидел срубленные дубы, которые должны были пойти на дрова. Купил их у рабочих за бесценок, отвез к себе на дачу. Начал думать, что можно сделать с этим материалом. Вспомнил столярные навыки, достал свои старые тетради. Несколько раз съездил на север России, где меня очень впечатлило искусство поморов — массивная грубая дубовая мебель. Под влиянием культуры северных народов начал делать свои первые предметы. Так получилось, что эстетика поморского искусства легла в основу моего собственного стиля. Когда я послал фотографии своих первых работ в журналы и блоги, появилось много запросов от клиентов, в основном из Европы и Америки. В итоге в апреле 2013-го в Павловском Посаде была основана мастерская Denis Milovanov, в которой работают ещё два мастера: Тимур Сафиуллин и Александр Никитин.

Честно говоря, мы довольно далеки от того, что называют дизайном. Мы скорее художественная мастерская, которая разрабатывает собственное направление. Не знаю, как обстоят дела у других российских дизайнеров, но нам поступает много запросов из-за рубежа. Судя по всему, наши изделия больше востребованы у западных потребителей, но и в России находятся прекрасные заказчики. Все клиенты, с которыми мы встречаемся, изначально разделяют эстетику Denis Milovanov, поэтому у нас много свободы для творчества.

Мне трудно строить какие-либо общие прогнозы, ведь у нас своя собственная специфическая аудитория. Как я говорил, мы скорее не про дизайн, а про искусство.

Мы интересуемся талантливыми людьми и следим за творчеством других художников и дизайнеров. Некоторые просто пишут нам и рассказывают о своих идеях, и если я вижу, что мысли человека в чем-то совпадают с моими, возможно совместное сотрудничество.

Мы можем делать совместные проекты с дизайнерами, которым близка эстетика наших объектов. Например, уже реализован совместный проект с Ярославом Рассадиным, известным промышленным дизайнером, который руководил проектом создания российского суперкара Marussia. Это коллекция мебели, объединившая эстетику современного промдизайна и традиционные ремесленные техники, которые постоянно используются в работе нашей мастерской.

Denis Milovanov
 
Denis Milovanov
Field and Rage

Field_Rage_05

Я долго работал графическим дизайнером, пока в определенный момент меня не потянуло на дизайн промышленный. Сел и нарисовал с десяток предметов мебели для своего дома. Все они были ужасны. Тогда я решил более серьезно подойти к вопросу и стал изучать работы известных промдизайнеров. В основном, скандинавских — они дальше всех ушли в мебельном дизайне. Спустя несколько месяцев, наконец, смог создать небольшую коллекцию, которую мы и начали производить вместе с двумя моими братьями.

Непреодолимых трудностей мы так и не встретили. Рынок весьма свободный, столярных мастерских достаточно, специалистов тоже хватает. Кроме того, российские потребители любят местных дизайнеров, с радостью покупают их товары. За последние десять лет дизайн в России очень сильно вырос, и у нас даже начали появляться свои звезды. Думаю, рынок будет продолжать расти и наполняться небольшими местными компаниями вроде Woodi или Archpole.

В данный момент мы производим только мебель собственного дизайна. Как магазин The Fields мы сотрудничаем, например, с Катериной Копытиной, но у неё свое производство, мы закупаем уже готовые товары. В данный момент это единственный способ с нами сотрудничать — создать конкурентный продукт, произвести его и продавать на нашей площадке.

Field and Rage
 
Field and Rage
Fineobjects

__Fineobjects_12

Всё началось с идеи изготавливать мебель для себя. Мы понимали, что на российском рынке просто нет качественной и в то же время эстетически современной и интересной мебели. После первых же шагов стало ясно, что мебель из экологичных материалов с использованием новых, нами же разработанных, технологий при разумной ценовой политике должна заинтересовать людей. Мы решили наглядно показать, что русский дизайн существует и ничуть не уступает европейскому уровню. Спустя два года, в 2010-м, совместно с 33dodo.ru запустили выставочный проект — центр предметного и интерьерного дизайна «Арт-Ферма», одной из основных задач которого стала организация выставок молодых предметных дизайнеров.

Со временем появлялось все больше идей, и для их реализации не хватало технического оборудования, да и средств на его приобретение тоже. Тогда мы решили разрабатывать собственные станки под нужды производства — и всё получилось. Причем очень даже хорошо, так как стоили они в разы дешевле тех, что мы использовали раньше, к тому же превосходили их в плане функциональности. Этот шаг дал нам возможность разрабатывать больше линеек продукции, быстрее реализовывать наши идеи и работать с большим набором материалов. Мы до сих пор постоянно совершенствуем технологический парк. Так, для производства скамеек по заказу московского парка «Музеон» нам понадобились особые станки, и мы, вместо того чтобы долго ждать поставку из-за границы, сами их изготовили.

Пока ситуация с продажами дизайнерских изделий в России оставляет желать лучшего, поэтому реклама — это наше всё! Ну и объединение сил, чтобы вместе показать, что качественная и креативная мебель может быть придумана и произведена в России. Необходимо сделать так, чтобы потребитель осознал: теперь нет необходимости по несколькомесяцев ждать из-за границы понравившийся на картинке дорогущий комод, переплачивать за транспортировку и в итоге разочароваться в неподходящем цвете. В России появился промышленный дизайн, появились люди, готовые с душой изготавливать предметы интерьера и быта!

Сейчас мы серийно производим мебель по собственным дизайнам, сотрудничаем с дизайнерами интерьеров и делаем совместные проекты на заказ. Что касается молодых промышленных дизайнеров, то, помимо помощи студентам в изготовлении их первых проектов, мы всегда открыты к сотрудничеству, если концепт действительно интересен. А мы уверены, что талантливых молодых промдизайнеров в России достаточно.

Fineobjects
Москва, Фрунзенская набережная, 30, павильон 13, 2 этаж; fineobjects.ru  
 
Fineobjects
Industriart

KIR_2183

Мы оба профессиональные мебельщики. До создания Industriart каждый из нас работал в мебельной сфере и мечтал о своем собственном деле. Это как в музыке — все участники групп хотят рано или поздно начать сольную карьеру. Нам обоим нравился индустриальный стиль. На тот момент ничего подобного у нас в стране не существовало, поэтому решили, что попробуем стать первыми, кто сделает мастерскую, которая будет заниматься только мебелью в индустриальном стиле.

KIR_4308

В последнее время у нас только одна трудность — нехватка свободного времени. Но есть решение — постепенно расширять штат наших сотрудников. Сейчас у нас почти нет готовых предметов, которые хранятся на складе, всё производится на заказ. Очень часто идеи рождаются в привязке к техническому процессу. Например, мы осваиваем какую-нибудь новую для себя технику, и она сразу наталкивает нас на мысль о предмете или форме, которые можно с её помощью получить. Это очень рационально, об этом ещё Ле Корбюзье и Жан Пруве говорили: художник должен работать в тесной связке с производством.

Предметный дизайн в России находится на стадии бурного развития. И спрос на него — это наши соотечественники (80% процентов наших заказчиков). Каждый день появляются новые локальные бренды и мастерские — эта тенденция отвечает незаполненности рынка. Со временем, когда рынок насытится, сфера неизбежно институционализируется. Останутся сильнейшие игроки.

Любой дизайнер, архитектор может связаться с нами и начать работать. Контакты есть на нашем сайте, и мы всегда открыты к любому конструктивному диалогу.

Industriart
 
Industriart
lllooch

6

Впервые о профессии промышленного дизайнера я услышал в старших классах и сразу понял — это мое. Получив диплом лондонского Central Saint Martin’s College of Art & Design, вернулся в Россию, но не нашел компании, где мог бы воплотить свои идеи. Оказалось, легче организовать всё самому, тем более что на российском рынке подобных студий тогда почти не было.

Большинство российских производителей не нацелено на выпуск конечной продукции. Нужный нам уровень качества достигается только после нескольких неудачных прототипов, но в результате получаются вещи европейского уровня. Причем клиенты это видят и готовы покупать.

Никого не смущает надпись «Made in Russia», напротив, многих это вдохновляет и побуждает мыслить за рамками привычного.

В нашей стране очень мало производств, в этом одна из основных причин сегодняшней слабости российского предметного дизайна. Если в стране нет производства, то промдизайнеру просто нечего делать.

Количество дизайнеров в нашей компании не ограничено. Мы для всех открыты. Ищем людей с хорошими идеями, которые обычно трудно реализовать в одиночку. Чтобы начать с нами сотрудничать, достаточно просто написать или позвонить.

lllooch
Московская область, 65-66 км МКАД, Крокус Сити Холл, корпус 3, «ЛЛЛДизайн»; lllooch.ru 

lllooch
Playply

Playply_06

История началась с рождением нашей дочери Марфы — со временем ей понадобилось личное рабочее место. Мы начали искать, но поняли, что на рынке нет нормального предложения: есть «Икея», непомерно дорогая импортная мебель или столики с хохломой, которые были ещё в нашем детстве. Посоветовались с друзьями — узнали, что «икеевский» стул крепкий российский парень уничтожает за три месяца эксплуатации. Мой приятель — архитектор Вячеслав Колб, отец этого самого буйного парня — в итоге моделировал мебель для сына сам. И вот наша бабушка — надо сказать, очень решительная — в один прекрасный день заявила, что-либо я делаю стол и стул сам, либо она едет и покупает, что найдет. Я начал рисовать. Рисовал долго, практически всё лето. И однажды в метро меня осенило: я зарисовал на бумажке вот эту форму.

То, что мы делаем сейчас — это фактически восьмое поколение. Модель тестировали на дочери, учились по ходу дела, узнавали вещи, о которых представления не имели. Например, почему у нас мебель четырех ростовых категорий — потому что ребенок развивается непропорционально. Наш размерный ряд — это не просто отмасштабированные предметы, они сделаны под разную анатомию в разные периоды развития. Потом, нам было важно сделать мебель, которая бы не переворачивалась, когда ребенок на неё залазит, не разбалтывалась — поэтому здесь нет крепежных соединений. Мы просили присесть мужчину весом в 120 кг, и ему было удобно. При этом наши вещи собираются и разбираются меньше чем за минуту.

Конечно, очень важным моментом является производство. Мы заказываем объекты у подрядчиков. Так вот, культура труда у нас, мягко говоря, не на высоте. Мы уже сменили четырех подрядчиков и очень надеемся, что нынешние нас устроят. Если это случится, будем их активно пиарить, потому что проблема производства существует не только у нас.

Playply
 
Playply
Uniquely

Uniquely_05

В 2012-м мы основали студию Uniquely, которая занимается проектами в области архитектуры, дизайна интерьеров и мебели, и интернет-магазин Unshop, где можно купить мебель и предметы интерьера российских дизайнеров.

Мебельная индустрия в нашей стране набирает обороты, хотя и находится пока ещё в зачаточном состоянии. Появляются новые студии авторской мебели, премии в области промышленного дизайна, проводятся мастер-классы и выставки, организован «Клуб промышленных дизайнеров». Становится больше людей, готовых покупать вещи от российских дизайнеров.

У российских промышленных дизайнеров есть потенциал для развития. Конечно, существуют сложности в реализации идей, но развитие вопреки — иногда это самый верный способ.

Мы производим мебель и предметы интерьера не только собственного дизайна. Любой промдизайнер может прислать нам свои разработки, и если они будут нам интересны, вполне возможно, запустим их в производство в нашей студии.

Uniquely
 
Uniquely
Woodi

13

Я бы не сказала, что мы испытываем особенные трудности. Работаем с теми возможностями, которые может предложить мебельный рынок в России на данный момент. С каждым годом потребительский интерес к российскому дизайну возрастает. Это связано и с развитием предметного дизайна в России как такового, и со способностью молодых производителей предложить продукт, который был бы конкурентен в рамках схемы «современный дизайн — качество — цена».

Перспективы, на мой взгляд, однозначно положительные. Появляется всё больше интересных дизайнеров и молодых брендов, ничем не уступающих европейцам. Причем не только в больших городах. Отследить успехи наших дизайнеров можно по количеству российских участников на мировых неделях дизайна.

Изначально мы сами придумывали дизайн предметов, но сегодня с нами сотрудничают молодые архитекторы и дизайнеры. Мы всегда открыты к новым талантам, есть только одно ограничение — стилистическое: предметы должны соответствовать духу скандинавского дизайна и модернизма 1950–1960-х годов.

Woodi
Woodi
КБ

KБ_03

Промышленный дизайн всегда был для нас приоритетным. Это наша страсть, профессиональный интерес и область, которая способствует улучшению качества жизни человека, а если подходить масштабней, то прямо влияет на развитие промышленности и экономики в целом. Сначала мы участвовали в конкурсах, побеждали, потом поняли, что в этом направлении можем что-то изменить — хотя бы в рамках нашего бюро. Мы создаем мебель как комплексное решение для организации жилого или рабочего пространства. То есть все объекты в доме, вся его среда подчинена единым принципам, а не подставляется друг к другу из объектов различных производителей. В природе ведь всё следует одному закону.

Преодолевать трудности и находить решения — это вообще исторический путь русских специалистов. При условии, что человек стремится к цели, эти препятствия закаляют его и формируют профессиональный подход и принципы, которые в других обстоятельствах недостижимы. Это важно понимать не для того, чтобы скорее покинуть эти невыносимые условия, а для того, чтобы суметь сделать их своей сильной чертой.

Дело не в том, где родился проектировщик и кто произвел продукт. Людям важны в первую очередь свойства товара и его качества. И если мебель отвечает их потребностям, она будут востребована.

«КБ»
 
КБ
Tory Sun

мебель Tory Sun Белгород

Любовь к столярному мастерству и обращению с инструментом и деревом я перенял у деда, в детстве наблюдал за его работой. В 1990-е вместе с отцом и его товарищами открыли небольшое предприятие, делали кухни и стенки, позже научились изготавливать двери, лестницы. Заказы становились крупнее и сложнее, штат вырос до 20 человек. А я освоил столярную профессию с нуля. В 2000-х углубился в изучение истории мебели и дизайна, дополнил образование в Международной школе дизайна. И продолжил делать мебель в разных стилях — готика, модерн… Переходя от стиля к стилю, новые изделия меняли свой характер и очищались от лишнего, пока не появились первые прототипы сегодняшней коллекции Tory Sun.

Мы сконцентрировались на современной разборной мебели из массива дуба и бука. Похожая конструкция появилась в начале 20 века, когда промышленные дизайнеры впервые начали проектировать мебель, пригодную для массового выпуска. Хотим, чтобы мебель продавалась по всей стране, чтобы люди могли покупать её удаленно. Доставка проще и экономичнее. Если человек живет в арендованной квартире (а таких сейчас всё больше), периодически случаются переезды, а с нашей мебелью это гораздо проще. Мебель удобно хранить. Многие, когда первый раз видят упаковку с нашим стулом, удивляются, как мало места она занимает.

мебель Tory Sun Белгород

Текущая линейка представлена обеденными, барными и полубарными стульями, табуретами, обеденными столами, консолями и туалетными столиками, журнальными и декоративными столиками. Если покупателю понравился наш дизайн и концепция, но он не нашел той позиции, которая его интересует, она может быть сделана под заказ.

Мы предлагаем широкий выбор отделки, и речь не только о вариативности финишей — от экологичного масла и модной эмали до искусственного состаривания и патинирования, — но и о возможности нестандартного цветового оформления. Экспериментировали с окраской и обивкой разных элементов стульев: что будет, если выделить спинку или сиденье, сделать яркую полоску или ножки в один цвет, а опоры спинки в другой. И в конце концов отобрали 6 наиболее удачных, на наш взгляд, сочетаний. Моё любимое — с полоской под сиденьем. Она придает стулу спортивный вид и привлекает внимание.

мебель Tory Sun Белгород

Вся мебель производится в Центральном федеральном округе. Есть поставщики, которые изготавливают под нас отдельные комплектующие, а мы осуществляем подбор и закупку материалов, контроль качества, разработку технологии производства и, конечно, дизайн. Аналогично налажена работа в Италии. Там большая часть фабрик не имеет полного цикла, так как в радиусе 100 км есть огромное количество поставщиков, производящих мебельные полуфабрикаты.

Подробнее о Tory Sun тут

Tory Sun
Tory Sun
Российские дизайн-студии — производители мебели
Рекомендовать друзьям