«Промышленный дизайн похож на садоводство»: что сказала в мире дизайна Патрисия Уркиола
Фото: архивы журнала Hi home

Патрисия Уркиола училась у Акилле Кастильони, фокусника постмодернистского толка, но в её креслах, тарелках и пространственных решениях нередко проглядывает органическая витиеватость Гауди — дает о себе знать испанская кровь.

Казалось бы, крайности, но Уркиола не впадает из одной в другую, а с женским дипломатическим талантом выстраивает на их вроде бы непреодолимой границе собственную оригинальную концепцию дизайна — и жизни. Упоминание о женственности здесь неслучайно: пока феминистки борются за равенство, Уркиола считает себя в первую очередь женщиной, а потом уже дизайнером — причем женщина на дизайнера активно влияет, делая его (её) голос различимым даже в самом звездном хоре. Кресло Biknit крупной вязки, уютное, как большой зимний свитер, или садовая мебель Crinoline с плетеными «кринолинами» вместо ножек, или мягкий «конструктор» Lana Mangas (буквально — «Вязаные рукава») — наверное, нужно быть всё-таки женщиной, чтобы не только додуматься до этого, но и на это решиться.

Патрисия Уркиола
Кресло Biknit для Moroso
Патрисия Уркиола
Кресло из коллекции садовой мебели Crinoline для B&B Italia
Патрисия Уркиола
Диван и ковер Lana Mangas для GAN

В то же время в объектах Уркиолы прочитывается её архитектурный бэкграунд — у Кастильони она училась в Миланском Политехническом, на архитектурном отделении. И хотя никто иной, как сам же учитель, великий итальянец, увлек её на путь промышленного дизайна, несколько лет после выпуска Уркиола занималась архитектурой, в частности, архитектурой выставок (и даже вела курсы по этой специальности в Милане и Париже). При этом дома, в её родном Овьедо, до сих пор ждут, когда же Патрисия «вырастет» из дизайнера в архитектора. Уркиола смеется, но не исключает такой возможности — как не исключает она и того, что займется плетением макраме в Тоскане.

Промышленный дизайн похож на садоводство: иногда ты ждешь несколько лет, пока плод созреет, а иногда росток появится за ночь — и он полностью готов.

Эта открытость потоку жизни, гибкость и адаптивность — те черты характера Уркиолы, которые проступают и в создаваемых ею предметах. В наибольшей степени это касается её работ последнего десятилетия, в течение которого Патрисия работает под собственным брендом, в полном смысле расправив крылья. Именно в персональных проектах (в 90-е Уркиола долгое время сотрудничала с Вико Маджистретти, еще одним патриархом итальянского дизайна, в De Padova) сформировалась её концепция интерьера как ландшафта.

С одной стороны, эта концепция подразумевает близость отдельных предметов природным формам. Например, в серии мягкой мебели Lowland для Moroso угадываются очертания вылизанных морем плоских камней, уложенных друг на друга в как бы случайном порядке, а кресла Antibody раскрываются навстречу садящемуся десятками крупных цветов. Помните Дюймовочку, живущую в цветке? Уркиола не только вечно юный натуралист, но и сказочница. Но — и это важно для понимания её стиля — эти «сказки» никогда не становятся избыточностью или надуманностью: декоративные решения если и имеют место, то неизменно совпадают с конструктивными. В том же Antibody цветы не «украшают» кресло, а им и являются: со стороны спинки от них остаются только швы — строгая геометрия как неизменная обратная сторона изобретательности Уркиолы.

 

Одно из немногих исключений из этого правила (но это что-то уже из области поэзии, а не дизайна) — коллекция фарфора Landscape для Rosenthal, где на монохромных, простейших форм тарелках и чашках проступает лунный рельеф. Работа над этой коллекцией заняла у Патрисии и её команды четыре года. В 2008 году и работа, и результат стали предметом выставки Pure Porcelain в лондонском Музее дизайна.

Патрисия Уркиола
Диван Lowland для Moroso
Патрисия Уркиола
Кресла Antibody для Moroso
Патрисия Уркиола
Коллекция фарфора Landscape для Rosenthal

С другой стороны, понимание интерьера как ландшафта предполагает его независимость от человека: да, предметы создаются человеком для человека, но и в его отсутствии «пейзаж» не теряет своей гармоничной завершенности. Здесь как раз проявляется архитектурность мышления Уркиолы, наиболее явленная, разумеется, в её проектах отелей, магазинов и инсталляций. Архитектурность, но и философичность: любая вещь — как вещь в себе.

 

3 цитаты Патрисии Уркиолы 

Меня не интересуют значения слов „кровать“, „диван“ или „ванна“. Я занимаюсь тем, что меняю наполнение этих понятий, тем самым изобретая новый, более утонченный способ жить.

Патрисия Уркиола
Диван Redondo для Moroso

Считается, что чувственность и чувствительность — женские качества. Но эти качества, скорее, индивидуальные. Что по-настоящему специфично для женщин, так это гибкость, подвижность и способность к мультизадачности. И именно эти качества — гибкость и адаптивность — я ценю в дизайне.

Патрисия Уркиола
Кресло Bohemian для Moroso

Я часто использую 3D-принтер для создания прототипов. Но что если применить его непосредственно в производстве? Вообще, с каждым проектом я узнаю о новых технологиях всё больше, и я уверена, что мы стоим на пороге мира гораздо больших возможностей.

 

Еще 10 предметов авторства Патрисии Уркиолы, которые нужно знать в лицо 

l2_p332395_2200_1515-3
Диван M.A.S.S.A.S. для Moroso
05_1894_10178_2200_1515-1
Диван Volant для Moroso
2011_moroso_klara-collection
Коллекция мебели Klara для Moroso
B-B-Italia-Husk-75532.XL
Стулья Husk для B&B Italia
Kartell-Foliage-109792.XL
Диван Foliage для Kartell
fjord-relax-chair-patricia-urquiola-moroso-5
Кресло Fjord для Moroso
MafaldaS17
Кресла Mafalda для Moroso
red-3
Кресло Redondo для Moroso
urquiola3
Стул M’ Afrique Collection для Moroso
design-garden-armchairs-patricia-urquiola-50444-3477095
Стулья Retrouvé для EMU
Рекомендовать друзьям